11 декабря (28 ноября по старому стилю) святая Церковь светло празднует память нескольких святых. Среди них - племянник и ученик преподобного Сергия Радонежского святитель Феодор, архиепископ Ростовский. В честь этого святого был наречен в монашеском постриге один из благодатных современных старцев, насельник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Феодор (Андрющенко). Старец почил о Бозе совсем недавно - 18 июня 2012 года, в день церковной памяти Всех святых в земли российской просиявших. 11 декабря  - день памяти святителя Феодора, небесного покровителя батюшки Феодора, хочется вспомнить и немного рассказать об этом удивительном человеке, благодатном старце и подвижнике веры.


  Детство
 Архимандрит Феодор (в миру - Андрющенко Борис Данилович) родился 9 июля (н.ст.) 1928 года на Украине, в селе Стецковка Сумской области. Его рождение было ознаменовано покровительством Божьей Матери. День его рождения пришелся на праздник Тихвинской иконы Богородицы. В день праздника мама батюшки Зинаида, которая была весьма благочестивой христианкой, по настоянию подруг решила пойти в храм помолиться и причаститься Тела и Крови Христовых. Родов она к тому времени никак не ожидала. В храме была служба - Божественная Литургия, и мама отца Феодора смогла исповедоваться и причаститься Святых Таин Христовых. Придя домой после причастия, почти сразу же у нее начались схватки и вскоре она родила мальчика. Так что батюшка иногда говорил, когда вспоминал этот случай: "Я причастился в первый день своего рождения". Назвали новорожденного Борисом. Имя Борис славянского происхождения и означает "борющийся" или "борющийся за славу" (если производить имя от болг. Борислав). И действительно, всю свою жизнь батюшка Феодор боролся за славу Божию. Борьба эта была не протестом, а борьбой за правду Евангелия в своей жизни и жизни мира.
 У Зинаиды и Даниила были и другие дети. Младенцы Иоанн и Нина умерли вскоре после рождения (было это еще до рождения будущего о. Феодора). Затем у них родились Леонид (+1998) и Борис.
 Во время Великой Отечественной войны батюшка с мамой и братом Леонидом оставались на Украине, на оккупированной территории. Отец Феодор, вспоминая военное время, родители о. Феодора (Андрющенко)говорил, что фашистов действительно люди ненавидели. Прежде всего, за их жестокость. В памяти батюшки оккупанты остались "нелюдями", "зверями", поэтому, как он говорил, была у людей великая радость, когда немцев погнали назад.


 Духовные школы
 После войны, в 1946 году, в Москве открылся Богословский институт (или, если точнее, богословские курсы), и отец Феодор, которому было тогда 17-18 лет, поступил на 1-й курс. Вскоре институт перевели из Москвы во вновь открытую Троице-Сергиеву Лавру, и юный Борис Андрющенко стал семинаристом. Учился он на одном курсе с будущими великими лаврскими старцами - архимандритом Кириллом (Павловым) и архимандритом Тихоном (Агриковым), (в схиме - схиархимандрит Пантелеимон). С отцом Тихоном, который еще студентом был рукоположен во иеромонаха и окормлял духовно многих прихожан и в академии, и в Лавре, отец Феодор просидел за одной партой все годы учебы. И, конечно, они очень сильно сдружились. Марк Харитонович Трохимчук (+2005) в своих воспоминаниях о жизни духовных школ того времени писал о них: "...Из тех, чьи имена впоследствии стали на слуху, назову Василия Агрикова (будущий духовник Лавры, архимандрит Тихон), Бориса Андрющенко (будущий архимандрит Феодор). В семинарии эти двое были неразлучны. Василий – высокий, лицо худощавое. Борис – просто мальчик. Агриков отличался особой стеснительностью, все делал неспеша, с какой-то таинственной значительностью. Воспитатели обоих хвалили за поведение, всем ставили в пример". Как вспоминал батюшка, они с отцом Тихоном были настолько духовно близки, что не было у них друг от друга никаких тайн и секретов. С отцом Кириллом такой близости не было, однако батюшка всегда очень тепло отзывался об о. Кирилле, и говорил, что его особенностью была любовь к Евангелию. По словам о. Феодора, о. Кирилл, еще будучи студентом духовных школ, не расставался со стареньким, небольшого формата Евангелием, которое он где-то нашел и постоянно читал, пользуясь любой свободной минутой. Так о. Кирилл любил это чтение, что очень мало общался с однокурсниками, вообще был немногословен, и предпочитал молитву и чтение Евангелия всему другому. Кстати сказать, о. Кириллу ошибочно приписывают участие в обороне известного "дома Павлова" в Сталинграде. Действительно, будущий о. Кирилл во время войны также оборонял "город Сталина", но неприступный дом защищал другой человек - однофамилец о. Кирилла сержант Яков Павлов.
 Во время учебы, которая длилась с 1946 по 1954 гг., Борис Андрющенко несколько раз приезжал домой к матери в Стецковку. Была у них одна соседка, которая все хотела сосватать за Бориса свою дочку. И почти каждый раз, когда батюшка приезжал на каникулы, делала такие попытки. Отец Феодор рассказывал, что когда гости приходили к ним в дом, он через задний двор убегал из дома огородами. Походили-походили так сваты, поняли, что дело это бесполезное, и в конце концов свои намерения оставили.


 Монашество и священство
 Учась в академии, Борис Андрющенко был пострижен в монашество тогдашним наместником Троице-Сергиевой Лавры архимандритом Иоанном (Разумовым). Духовником новопостриженного монаха Феодора стал архимандрит Петр (Семеновых), человек высокой духовной жизни, старец одновременно строгий и любвеобильный, который пользовался большим авторитетом среди братии Лавры. Батюшка рассказывал, что послушание старец Петр требовал неукоснительное: "Или исполняй, что я говорю, или отойди от меня". Отец Феодор избрал первое - исполнять - и старался во всем быть послушным старцу. Например, он рассказывал, что кто-то из прихожан подарил ему портативный магнитофон, и отец Феодор (когда уже был иеромонахом) решил при подготовке к проповеди записывать свой голос на пленку, чтобы лучше запоминать подготовленную проповедь и слышать себя со стороны. Видимо, с целью борьбы с тщеславием и высоким о себе мнением, которые могли бы возникнуть в этом случае, старец Петр строго-настрого запретил отцу Феодору вообще пользоваться магнитофоном. Как ему было ни жалко такого дорогого подарка, он отдал магнитофон и больше никогда не пользовался подобной техникой.
 8 октября (н. ст.) 1954 года, в день Преставления преподобного Сергия, игумена Радонежского чудотворца, отец Феодор - к тому времени уже иеродиакон - был рукоположен во иеромонаха Патриархом Алексием (Симанским). В день рукоположения о. Феодора во иеромонаха, одним из Преосвященных, также в Троице-Сергиевой Лавре, в сан иеродиакона был рукоположен монах Кирилл (Павлов). В дальнейшем все церковные награды, вплоть до возведения в сан архимандрита, отцу Феодору были даны при Святейшем Патриархе Алексии (Симанском), что сам батюшка особенно отмечал, говоря, что после Патриарха Алексия о нем забыли - и слава Богу! При последующих Патриархах отец Феодор фактически был лишен внешних знаков внимания со стороны священноначалия, что, по всей видимости, дало ему возможность духовно развиваться и сосредоточить свое внимание на окормлении многочисленных паломников, приезжавших в Лавру.


 Отец Тихон (Агриков). Расставание
 Как уже упоминалось, с о. Тихоном батюшку связывали особенно близкие отношения. Будучи старшим по возрасту и жизненному опыту о. Тихон был для о. Феодора не только духовным другом, но и наставником в духовной жизни. Их духовный союз ведом только Богу, но почти очевидно, что о. Феодор многое воспринял от о. Тихона, а в дальнейшем сохранил и приумножил в своей духовной жизни.
 Про о. Тихона он рассказывал не часто, но каждый раз в этих рассказах было какое-то назидание. Батюшка говорил, что о. Тихон вырос в очень благочестивой семье: мама его была сильная молитвенница, и любовь к молитве он воспринял от нее. В воспитании юного Василия (таково мирское имя о. Тихона) она была строга, достаточно часто наказывала за провинности и непослушание, но наказание было не со злобы, а только как средство врачевания тех или иных страстей. По сути, родная мать стала первым духовным наставником о. Тихона. Вспоминал о. Феодор о военных годах о. Тихона. Со слов последнего, почти всю войну он провел за "баранкой" Студебеккера - американского военного грузовика, машины, которую поставляли США по лендлизу. По словам о. Тихона, ни разу за всю войну он не спал в кровати, и спать приходилось где придется: в кабине автомобиля, на сеновале, в полуразрушенных постройках, в окопах на простой земле. И как бы не было трудно, холодно и голодно, о. Тихон всегда очень горячо молился в душе о помощи свыше. И если бы не эта помощь, то он бы, как сам он говорил, уже много раз мог погибнуть. Живая молитва в сложнейших условиях войны дала о. Тихону бесценный духовный опыт, который сделал из него по-настоящему одухотворенного, благодатного человека. Отец Феодор свидетельствовал, что о. Тихон был уникальным человеком, настоящим молитвенником, ярко выделявшимся на фоне других, тоже не менее духовно опытных монахов Лавры...
 В 1980-х годах по клевете и при содействии советских начальников города Загорска (ныне - г. Сергиев Посад) отец Тихон был изгнан из Лавры. Он так и не вернулся в обитель даже после падения коммунистического строя. Жил сначала в Грузии, затем переехал в Подмосковье, жил недалеко от Мытищ, в селе Тайнинское. После изгнания, многолетних скитаний о. Тихона и вплоть до его последующей кончины в 2000 году о. Феодор и о. Тихон практически не общались. Но духовную связь со своим другом и наставником о. Феодор сохранил, часто вспоминая и рассказывая о нем с большим уважением и любовью. О. Феодор считал, что о. Тихон был настоящим мучеником, столько в жизни пришлось перенести ему скорбей.
 
Духовное чтение
 О. Феодор очень любил духовное чтение. В последние годы в его келье семинаристами, студентами академии, а также приходящими и приезжающими к нему из разных частей России и Украины духовными чадами всегда что-то читалось. Неукоснительно - Евангелие и Апостол, жития и поучения святых Отцов. Особенно батюшка почитал из более древних - святителя Феофана Затворника (о котором в академии он написал дипломную работу), а из современников - митрополита Антония Сурожского. Владыку Антония батюшка встречал и лично, когда тот приезжал в Московскую духовную академию и выступал с лекцией перед преподавателями и студентами, кажется, в 1960-х годах. Книги митрополита Антония, которые были в продаже, всегда скупались в большом количестве, и не только читались и перечитывались, но и постоянно раздавались студентам и приезжим. Владыку Антония отец Федор считал великим богословом и современным отцом Церкви, и был уверен, что это святой, который пока еще неузнан, и неоценен по достоинству. Владыку о. Феодор часто называл "мой любимый Антоний"...


Большая просьба всех, кто знал о. Феодора лично и готов предоставить какие-либо воспоминания о нем, а также познакомить с другими людьми, знавшими и духовно окормлявшимся у него - пишите на наш электронный адрес. Администрация сайта также будет признательна и благодарна любым материальным свидетельствам о жизни, служении и духовном облике старца: фотографиям, письмам, аудио- и видеозаписям и др.

Вышла в свет книга, посвященная жизнеописанию архимандрита Феодора Андрющенко,читать подробнее

Please publish modules in offcanvas position.